Что почитать: «Волшебник Земноморья»

Захватывающая книга про ответственность и силу слова

Что почитать: «Волшебник Земноморья»
Егор Михайлов
Егор Михайлов
редактор раздела «Мозг» Афиши Daily

Вы хотели бы учиться в школе волшебства? Готов поспорить, что не прочь. В голову сразу же приходит Хогвартс, — но на самом деле таких школ в книгах разных писателей так много, что кажется, будто идея учебного заведения, в котором юных магов и волшебниц обучают превращать камни в алмазы и наоборот, повелевать ветром и становиться невидимыми, была всегда. Но одна из первых школ — та, на которую оглядываются все последователи — появилась в 1964 году в романе «Волшебник Земноморья».

Эта школа находится на острове Рок — а вообще островов в Земноморье множество: они населены драконами, рыбаками, варварами и, конечно, волшебниками. А придумала их Урсула Ле Гуин — одна из главных женщин в истории фантастики. Строго говоря, она даже не совсем придумала этот архипелаг — скорее нарисовала очертания островов, а потом отправилась туда в компании юного волшебника, и вместе с ним начала открывать тайны выдуманного мира.

Любой фэнтези-истории нужен злодей: тёмный маг или жуткий монстр, который хочет уничтожить или поработить всех на свете, но особенно — главного героя. А главный герой, как правило, избран судьбой: он на роль спасителя не напрашивался, но волей-неволей приходится избавлять мир от напасти. А вот Геда, того самого волшебника Земноморья, никто не выбирал — он сам напросился. Этот юноша, учась в школе магов, решил похвастать своим талантом перед соучениками, воспользовался слишком опасным заклинанием — и ненароком запустил в свой мир Тень, которая начинает преследовать молодого мага по всему архипелагу.

Этим рассказ о Геде отличается от рассказов о других юных колдунах, размахивающих волшебными палочками (или посохами): «Волшебник Земноморья» — это история об ответственности. Той самой, которая приходит с великой силой, но в ещё большей степени — о той, которая приходит с великим безрассудством. Это не очень приятный урок: даже небольшое действие может стать причиной катастрофы; каждое наше действие меняет мир — и за каждое мы должны нести ответственность.

Так же устроена и магия в этом мире: если волшебник устраивает волшебный дождь на своём острове, он может обернуться губительной засухой на другом; если призывает попутный ветер в паруса своего корабля — где-то может случиться ураган. Возможно, Урсула Ле Гуин усвоила этот урок от физика Роберта Оппенгеймера, который часто заглядывал в гости к её родителям. Оппенгеймер, как и Гед, был очень талантливым человеком, настолько увлечённым своим делом, что часто забывал обо всём на свете. Он стал научным руководителем Манхэттенского проекта, в ходе которого разрабатывалась атомная бомба. Только когда оружие унесло сотни тысяч жизней в Японии, Оппенгеймер понял, что невольно пустил в мир самую разрушительную силу в истории. Всю свою оставшуюся жизнь он посвятил попыткам хоть как-то сдержать последствия своей научной деятельности. Так же и Гед, ненароком призвавший Тень, вынужден самостоятельно исправлять свои ошибки. Никто не сможет сделать это вместо него, хотя немногие друзья, конечно, поддержат.

На самом деле «Волшебник Земноморья» — это лишь первая часть большого цикла. Вслед за первой книгой появились ещё две, на протяжении которых Гед превращается из ученика в учителя. Двадцать лет спустя Ле Гуин снова вернулась к миру Земноморья, путешествуя в новые его уголки, рассказывая новые истории и по-новому глядя на старые. Дело в том, что первый роман был довольно традиционным. Да, это одна из самых сложных, удивительных и красивых историй, которые когда-либо стояли на полках с пометкой «Фэнтези», но она всё равно строилась на традиционных столпах западной приключенческой литературы. Это всегда были рассказы о мужественных героях в мужественном мире, мужественно сражавшихся до победного конца. И хотя «Волшебник Земноморья» был гораздо тоньше, через некоторое время писательница, уже попавшая под влияние второй волны феминизма, поняла, что не может оставить эту книгу такой, какая она есть.

«Мое собственное культурное воспитание не позволяло мне придумать женщину-волшебницу», — признавала Ле Гуин. По ее словам, даже когда она писала о женщинах, ее точка зрения была мужской. Полвека назад это было совершеннейшей нормой. Издатели часто сокращали ее имя на обложках до «У. К. Ле Гуин», чтобы читатель не испугался женского имени Урсула (в конце века то же случилось и с Джоан Роулинг: именно поэтому на ее книгах стоят инициалы «Дж. К.»).

Ле Гуин не стала менять ни слова в романе, но стала рассказывать другие истории о Земноморье: ведь мир — это совокупность историй, которые мы о нём рассказываем; и чем более различны эти истории, тем полнее выходит мир. «Я всего-навсего поменяла точку зрения — и вот мы видим Земноморье с точки зрения бессильных», — рассказывала она. Давать голос тем, у кого голоса не было — женщинам, простолюдинам, представителям разных народов (большая часть героев «Земноморья» темнокожие) — важная миссия для Ле Гуин. Она раскрыла дверь в фантастику и фэнтези шире, и литература от этого только выиграла.

Урсула Ле Гуин как писательница и как человек менялась, и поэтому с каждым новым романом и рассказом развивался придуманный ею мир — следить за этим не менее интересно, чем за взрослением Гарри Поттера или интригами «Игры престолов». Мир Земноморья, в котором сама Урсула была одновременно и всемогущей создательницей, и случайной гостьей, оказался настолько живым, что в нём есть место для любого читателя или читательницы. Только помните: будьте осторожны со словом, оно может менять мир.

👉

Хотите получать новые статьи во «ВКонтакте»? Подпишитесь на рассылку полезных статей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: