Чем живут современные философы

Говорим о месте философии в современности и о типичном рабочем дне современного философа. Нет, это не только лежать на диване, размышляя о вечном.

Чем живут современные философы
Альбина Насырова
Альбина Насырова
Автор Фоксфорд.Медиа

Представления о философах часто окружены романтическими стереотипами — их видят мыслителями, бесконечно ищущими ответы на вечные вопросы о жизни и смерти. Разбираемся в основных вопросах о современной философии.


Кто такой философ

Философия (с греческого это слово переводится как «любовь к мудрости») — система идей и представлений о мире, рационально обоснованных и систематизированных. Можно сказать, что философ — это тот, кто размышляет на философские вопросы, например о Боге, любви, политической жизни, и пишет научные труды, в которых предлагает логически выстроенные решения. Исследователь опирается на философскую традицию, то есть на идеи мыслителей, которые задавались теми же вопросами раньше. Философ может продолжать чей-то труд, а может критически переосмысливать его и даже спорить с ним. Философ сегодня, как правило, рассуждает на актуальные темы, а также анализирует тексты своих предшественников и распространяет артефакты человеческой мысли, вступая в диалог с мыслителями прошлого.

Чем занимается философ в обществе

Философ зачастую занят анализом современных культурных и социальных проблем. Он изучает общество и человека, наши взаимодействия друг с другом, отношения с государством, принципы работы мышления и языка. Обращаясь к людям, философы делятся рассуждениями, чтобы у нас была возможность приобрести новый взгляд на обыденные вещи, выйти за пределы привычной бытовой мудрости, порефлексировать и лучше понять самих себя и мироздание.

Как стать философом

Строго говоря, чтобы стать философом, заканчивать университет необязательно, но если для вас эта наука — неизведанная интеллектуальная территория, то вуз окажет вам большую поддержку в знакомстве с историей идей и философскими традициями. Этому учат на философских факультетах, которые есть во многих вузах, в том числе в таких, как МГУ, ВШЭ и РГГУ.

Чтобы поступить на философский, как правило, нужно сдавать ЕГЭ по обществознанию, истории и русскому, иногда к ним добавляется английский. В вузе вы будете читать много философских трудов — от древнегреческих до современных, анализировать их, сравнивать, изучать логику, историю, знакомиться с гуманитарными дисциплинами и приобретать навыки научной аргументации, писать эссе и проводить исследования.


Как сами философы понимают свою профессиональную деятельность и роль философии в жизни общества? Об этом мы поговорили со студентами философских факультетов и с исследовательницей в области философской антропологии.


Ася Шибанова,

студентка первого курса философского факультета МГУ


Что для тебя философия?

Если давать философии определение, то получится, что философия — это не совсем наука. У меня скорее возникает ассоциативный ряд с историей мысли, с познанием себя и бытия вокруг.

В какой-то момент я поняла, что всё, что меня интересует — наука, искусство, религия, — всё сходится в одной точке, и этой точкой оказалась философия. Гуманитарные факультеты дают базу. Ты можешь забыть, как звали египетского царя в V веке до нашей эры, но всё равно после учёбы останется что-то, что позволит тебе смотреть на мир сложнее.

Прикладной функции у философии нет. Но философия — это живая материя. Мне кажется, абсолютно каждый человек философствует.

Философский труд, конечно, может написать не каждый, но каждый может прийти к тем же мыслям, что высказываются в этом труде. Поэтому нельзя ограничивать философию только кругом людей, получивших философское образование.

Главная ценность философии — это осознание себя в этом мире, мира внутри себя и всего существующего. Во время изучения философии у тебя получается раздвоиться и начать задавать себе вопросы, которыми ты бы не задавался иначе. Философия позволяет смотреть с другой высоты на себя и на мир — без такой смены перспективы невозможно двигаться дальше. Думаю, что философия — это уровень рефлексии. А без рефлексии жизнь, конечно, возможна, но что это за жизнь тогда такая?


Аглая Малышко,

студентка четвёртого курса Школы философии и культурологии ВШЭ


Как ты решила поступать на философский факультет?

Кажется, всё началось с факультатива по логике. Там я познакомилась с преподавателями и студентами Школы философии ВШЭ. Общение с преподавателями-философами дало понять, что философия может дать мне фундаментальное гуманитарное образование и поможет в моём дальнейшем академическом пути.

Что для тебя философия?

Можно по-разному определять её: от любви к мудрости до способа мышления. По сути, это некое стремление к вопрошанию и поиску причин в метафизическом дискурсе. Вместо вопроса «Почему небо голубое?» философ спрашивает: «Почему мы видим небо голубым? Почему правильно, что небо голубое?» Философия обращает внимание на те вещи, которые часто остаются вне стандартного поля вопросов. Мне кажется, что все дети — философы: они интересуются миром, размышляют о том, почему что-то происходит.

Философия — это наука, которая стоит вне остальных наук и над ними. В этом её смысл.

В чём ценность гуманитарного знания и философии для общества?

Человек не может жить без культуры. Кем бы ни работал человек, он приходит домой с работы и в свободное время занимается чем-то, отдыхает. Его досуг связан с культурными практиками, а культура — это вотчина гуманитарного знания. Устройство общества завязано на гуманитарном знании. Без понимания человека и культуры никакие институции бы не смогли работать. В буклете философского факультета как возможное место работы выпускников указана госслужба — в этом есть правда. Навыки теоретизации и понимания процессов, связанных с государством, человеческой жизнью и мышлением, необходимы при устройстве жизни общества.


Марыся Пророкова,

младший научный сотрудник сектора аналитической антропологии Института философии РАН


Что для тебя философия?

Я бы ответила так — в какой бы ситуации ни находилось человеческое существо, оно задаётся вопросами по поводу своего положения. Философия позволяет проследить причинно-следственные связи между нашими суждениями, и так мы гармонизируем картину мира, она становится менее противоречивой. Иными словами, философия — это инструмент для сборки человека, то есть её миссия довольно прагматична.

Как ты решила стать философом?

Я с ранних лет тяготела к книгам, к анализу текстов и их написанию. Философское образование представлялось мне тем пространством, которое позволяет студенту получить самый широкий спектр знаний. Нужно сказать, что мои ожидания оправдались: философское образование даёт выходы на бесчисленное количество гуманитарных наук — и на психологию, и на культурологию, и на эстетику, и на логику. На примере тех, кто учился со мной в одно время, я могу сказать, что люди, окончив философский, двигаются с полученным багажом знаний в самых разных направлениях, и я уверена, что этот багаж способен обогатить любую сферу деятельности.

Моя же ситуация такова, что уже на третьем курсе, когда настала пора выбирать кафедру и научного руководителя, я попала в очень интересный сектор — сектор аналитической антропологии. Университет, в котором я училась, — это университет при Академии наук, и большая часть преподавательского состава относилась непосредственно к Институту философии при Академии наук.

Выбирая научного руководителя, ты также выбирал сектор (кафедру), к которой будет относиться твоя курсовая или дипломная работа. Я выбрала философскую антропологию как дисциплину, которая, на мой взгляд, затрагивала наиболее актуальные вопросы и тексты. В дальнейшем, познакомившись с исследователями с этой кафедры, мне уже не хотелось расставаться ни с кафедрой, ни с коллегами, так что после диплома я поступила в аспирантуру и в мае этого года защитила кандидатскую диссертацию — уже в статусе научного сотрудника.

Это спорный тезис, но мне кажется, никакая творческая работа невозможна без фигуры учителя, наставника или мастера.

Я вижу подтверждения этому в самых разных сферах — и в искусстве, и в кино, и в науке: там, где имеет место творческий процесс, важно найти ориентир, авторитет, источник вдохновения, в диалогах с которым — очных и заочных — ты сможешь обучаться и расти. Для меня таким источником был мой научный руководитель, Валерий Александрович Подорога — создатель метода аналитической антропологии и основатель одноимённого сектора в ИФ РАН.

Что входит в сферу твоих научных интересов?

Меня всегда привлекал феномен коллективности. Я начала исследования с написания курсовых и диплома о французской социологической школе: меня заинтересовали Жорж Батай и Роже Кайуа. Эти мыслители задавались вопросами, которые кажутся актуальными и сейчас: что есть феномен сакрального вне религиозности, в «светском» пространстве? Как общество коллективно переживает сакральный опыт? Чем подпитывается коллективный аффект? В дальнейшем я осталась в лоне «континентальной» традиции и посвятила кандидатскую французскому исследователю Рене Жирару.

Дописывая диссертацию, я увлеклась темой экологии. Мне казалось очень важным осмыслить экологические проблемы с философских позиций, и я организовала просветительский лекторий Repubblica Verde, в котором учёные из разных сфер могут знакомить широкую аудиторию с разными аспектами «зелёной» повестки.

Другая тема, которой я увлеклась в последнее время, это экофеминизм — теория, которая проводит параллель между угнетением социальных групп, в первую очередь женщин, и отношением человека к природе. Экофеминизм предлагает нам порефлексировать на тему того, как преодолеть иерархическую модель отношений с природой и выстроить более здоровые и менее ресурсно-ориентированные отношения между всеми живыми существами.

Как выглядит рабочий день философа?

Любопытно, что любой исследователь всегда находится в режиме «работы» и никогда не находится в режиме «отдыха»: любая интеллектуальная пища становится поводом для размышления, и получается, что грань между состояниями работы и не-работы стирается, особенно когда ты погружён в какую-то интересующую тебя тему и охвачен азартом. В философии это усугубляется тем, что мысль не имеет локализации, она не привязана к конкретным инструментам, без которых невозможен рабочий процесс.

Но я всё же настаиваю на том, что мы все нуждаемся в гигиене труда и «переключении режимов». Например, мне нравится работать в библиотеке, писать от руки, я люблю книги в бумажном формате. В этом плане я стою на осознанно ретроградных позициях и симпатизирую «тёмной академии», потому что она придаёт учебно-исследовательскому процессу эстетическое измерение.

Пандемия существенно изменила форматы взаимодействия в РАН: раньше мы имели возможность побеседовать с коллегами очно, спонтанно заглянуть на чей-то семинар, узнать любопытную новость во время смол-тока в коридоре. Теперь мы больше взаимодействуем онлайн, и это повлияло как на взаимодействие внутри сообщества, так и индивидуальные распорядки дня. Сейчас институт снова переходит на прежний режим работы, и я думаю, что возвращение в офлайн заставит нас под другим углом взглянуть на процесс исследования.

Какова социальная функция философии?

Я согласна с тезисом «личное — это политическое», но рискну предположить, что любое личное в равной степени и философское.

Мне кажется, социальная функция философии заключается в том, что, когда мы теряем почву под ногами, в философских текстах мы можем найти своего рода маяки, в свете которых из разрозненных аффектов, идей и терминов складывается наше знание о мире.

Философия показывает, из какой точки производятся те или иные наши высказывания, как устроены наши идейные остановки, касающиеся общественного устройства, социальной справедливости и морали, ценности искусства. Потому что эти установки в той или иной форме есть у каждого Homo sapiens, но мы не всегда умеем защищать свою позицию, находить нужные аргументы, строить из них непротиворечивую систему, как я упомянула ранее.

Философское образование укореняет где-то в подсознании мысль, что ты не одинок в своём вопрошании: какую бы позицию ты ни занимал, что бы ни переживал, какие дилеммы бы перед тобой ни стояли, найдётся автор, который может стать твоим заочным собеседником. Это особенно ощутимо и ценно в эпоху турбулентности, такую, какую мы переживаем сейчас. Я замечаю подъём интереса к гуманитарным наукам, это видно в том числе и по возрастающему запросу на научно-популярные тексты и передачи.

Изображения: Oleg Agafonov / Dribbble

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: