Почему в подростковом возрасте меняется настроение

Как понять себя, научиться интерпретировать свои чувства, пережить кризис и выйти на новый уровень близости с родителями

Почему в подростковом возрасте меняется настроение
Екатерина Семёнова
Екатерина Семёнова
Куратор в «Университете детей», разработчик образовательных программ.

Ученики «Фоксфорда» поделились изменениями в своём поведении, реакциях и эмоциональности, которые не получается контролировать. Самыми частыми ответами были: раздражительность, вспыльчивость и перемены настроения. Мы поговорили с Татьяной Котовой, кандидатом психологических наук, старшим научным сотрудником Лаборатории когнитивных исследований, о причинах этих изменений.


Во всём виноваты гормоны

В возрасте 11–16 лет действительно происходит гормональная перестройка, которая повышает напряжённость всех жизненных событий. Содержательно она не влияет, но усиливает происходящий эмоциональный хаос. Все события становятся более заметными. Если раньше на что-то удавалось закрыть глаза, теперь так не получается.

Гормональная перестройка обостряет чувствительность: все эмоции, которые уже раньше случались, ощущаются как самые страшные события в жизни или, наоборот, как суперрадостные события, которые поменяют жизнь. Всё наладилось, всё будет круто, а через пять минут всё снова ужасно.

Эмоции переживаются острее внутри и становятся внешне более заметными. Всё принимается на свой счёт. Все события жизни адресованы тебе лично. Если что-то плохое происходит, это потому что тебе не везёт, ты какой-то не такой.

Поскольку изменяется гормональный статус, который отвечает за целеполагание, активацию, стремление к чему-то, особенно острыми становятся самооценочные эмоции: я всегда такой-то, у меня всегда получается/не получается, меня любят/не любят.

Кроме того, гормональная перестройка меняет «сырые» эмоциональные реакции — непосредственные эмоции, которые сами по себе возникают, и интерпретации, которые мы привыкли и научились накладывать в младенчестве и в дошкольном возрасте. В идеале к подростковому возрасту у нас должен быть разнообразный арсенал средств, с помощью которых мы можем управлять своими эмоциями и интерпретировать их.

Но то, чему мы научились, — индивидуально. Широта вариаций здесь ещё выше, чем в нашей биологии. Гормональная перестройка происходит в разное время с разной интенсивностью: она может быть «размазана» по возрасту, а может быть сконцентрирована в определённых точках. Она может быть более бурной или стёртой. Это биология, программируемая генетически, на которую мы не можем повлиять, но нам нужно научиться с ней жить.

Как мы учимся интерпретировать эмоции в младенчестве и дошкольном возрасте

Приёмам работы с непосредственными «сырыми» эмоциями мы учимся в младенчестве и в дошкольном возрасте. Младенчество ответственно за общее базовое принятие себя:

  • ощущение, что я — существенная часть этого мира;
  • меня есть за что любить;
  • если приложу усилия, у меня получится.

Благодаря этим установкам, которые мы нарабатываем через общение с родителями, нам хочется добиваться целей во взрослом возрасте. Если что-то не сложилось в младенчестве, вины родителей в этом нет, сознательно повлиять на этот период они не могут, но важно понимать, что взаимодействие детей и родителей — это базовая конструкция.

В дошкольном возрасте мы учимся распознавать и учитывать при принятии решений не просто эмоции, а чувства — некоторые эмоциональные конструкции, которые проходят сквозь множество ситуаций. «Мама меня любит» — это чувство, «она на меня сердится» — это эмоция здесь и сейчас. Любовь — это более длительная, содержательная, глубокая конструкция, пронизывающая всю жизнь целиком. Мы сердимся как раз потому, что любим, и обижаемся, когда близкий делает то, что не согласуется с понятием любви. Обида как спонтанная ситуативная эмоция — это часть любви как целостного и многогранного чувства.

Признание, дружба, уважение, милосердие, стыд, желание помочь или спасти кого-то, самоуважение и самопринятие — это все чувства, которые мы воспитываем у себя и находим у себя в процессе игры, чтения книг, просмотра спектаклей и фильмов, общения с близкими в дошкольном возрасте. Мы формируем ещё один пласт, с помощью которого мы понимаем «сырые» эмоции, управляем ими и показываем их в той или иной мере.

С этим багажом ребёнок приходит в подростковый возраст, когда «сырые» эмоции начинают вести себя не так, как раньше: происходит усиление, обострение, большая чувствительность. Если накопленный эмоциональный багаж к подростковому возрасту у нас побогаче, значит, нам будет легче справляться с изменениями и «сырыми» эмоциями.

Не зная предыстории конкретного человека, мы не можем сказать, что в его переживаниях от физиологии, что от предыдущего опыта, а что от текущей ситуации. Однозначно есть физиологическое влияние, которое мы не можем контролировать, но все изменения буквально содержат в себе переплавленное гормональное влияние, «сырую» эмоцию в новом виде, багаж, который есть у ребёнка из предыдущих возрастов, и разные ситуации, которые происходят прямо сейчас. И родителям, и детям приходится иметь дело с этим каждый день.

Как справляться с сильными эмоциями

Одно из немногих средств в распоряжении родителей и детей — это механизм эмпатии, который помогает сопереживать и разделять эмоции другого. Подростки острее испытывают эмпатию, потому что «сырые» эмоциональные механизмы взаимодействия тоже регулируются гормонально, и они индивидуально вариативны. Эмоционально зрелые родители с решёнными подростковыми проблемами, включая эмпатию, могут понимать и управлять эмоциями, принимать решения исходя из эмоций и демонстрировать их.

«Я вижу, что кто-то плачет, и я плачу» — это прямая эмпатия. У нас так устроена когнитивная и эмоциональная система, что мы заражаемся чужими эмоциями. На эти реакции накладываются те же механизмы понимания и управления, о которых мы говорили ранее.

Внутренний плач можно остановить или дать ему проявиться в чувство сострадания, можно показать его и дать понять всем, что страдаешь, или застесняться и превратить его в чувство агрессии.

Почему с родителями общаться сложнее, чем с одноклассниками

Есть отношения жизненно важные — с родителями и друзьями, из которых складывается ваша личность, а есть отношения, которые показывают рельеф реальности, например отношения с учителями и одноклассниками.

Обычно к родителям у нас выше требования, чем к одноклассникам, поэтому с ними наладить отношения бывает сложнее. Есть желание проверить, будут ли родители любить меня злым, корявым, ленивым, с плохими оценками? Останусь ли я для них ценен?

Если даже такой я для них ценен, тогда я буду прилагать усилия и иногда идти родителям навстречу. Если в один момент доверительные отношения построить удалось — это не гарантия того, что они будут такими всю жизнь.

Можно ли избежать кризисов в общении с родителями

На каждом возрастном этапе отношения между родителем и ребёнком создаются заново, потому что задача каждый раз для этих отношений новая.

К подростковому возрасту наши отношения с родителями становятся более автоматическими. Они знают, как нами управлять, а мы знаем, что от них ожидать. В каждый кризис мы немного теряем друг друга: ребёнок становится всё более самостоятельным человеком, про которого родитель чуть меньше знает. Мы начинаем острее и на равных ругаться в кризис, но в то же время мы заново открываем друг друга и появляется новая форма совместности: новая форма близких отношений и совместного досуга.

Во всех кризисах есть общая структура: случается такой момент, когда предыдущий возраст позволял взрослому дать ребёнку какие-то средства для достижения его мотивов. Родитель давал их с позиции «я за тебя достигну твои цели твоими руками, твоими мыслями, эмоциями». А в кризис ребёнок хочет этот скафандр снять и своими руками попробовать, поскольку к этому моменту приобретает самостоятельность и способность удовлетворять свои потребности в каком-то частном аспекте, например ставить цели или планировать выбор из данных альтернатив. Интуитивно нам кажется, что всё понятно, и для того чтобы убедиться, что это действительно так, мы отталкиваем тех, кто нас учит.

Родителю страшно отойти, он только наработал этот скафандр, и это было непросто, поскольку ребёнок в любом кризисе чувствует, что целиком самостоятельным быть не готов, — отпихивается, но не хочет, чтобы родитель его совсем бросил на произвол судьбы. Это как раз воспринимается как нелюбовь: «если я не делаю так, как ты хочешь, я тебе не нужен?».

Как стать ближе

Сделай так, чтобы я управлял собой сам — формула, которая поможет пережить кризис. Не «отойди и брось меня», хотя вслух звучит именно это.


«Не пытайся указать мне, что делать. То, что ты поставишь в качестве цели для меня, я разрушу, потому что только так я могу понять, что это я, а не ты ставишь цель. Но ты мой родитель, поэтому сделай с этим что-нибудь, мне тяжело! Сделай так, чтобы я достиг своих целей, чтобы я почувствовал, что я собой управляю».


В каждый кризис нам необходимо строить новые отношения с родителем. Решения, которые вы будете принимать, станут более сложными, а роль родителя станет более рамочной. Прожить кризис нужно для того, чтобы понять, где вы возьмёте руль самоуправления, а где родитель оставит его за собой.

Для более ранних кризисов можно предложить описательные конструкции, которые помогут их пережить. К подростковому возрасту количество индивидуальных вариаций накапливается в таком объёме, что такие решения становятся «штучным товаром», который каждая семья вырабатывает сама. Объединяет эти решения чувство, что родитель не ушёл из жизни ребёнка, а продолжает вам помогать управлять собой.

Новая форма совместности

Очень часто близкие отношения разваливаются в подростковом возрасте, и родитель с ребёнком остаются связанными только социальным долгом. Нет эмоциональной близости, содержательных связей. Мы слышим и видим такие истории повсеместно, в книгах, фильмах, от друзей.

Один из ключей к сохранению отношений — создание новой формы совместности и актуальных отношений, отношений здесь и сейчас.

Как бы ни раздражал родитель, это человек, с которым у вас были близкие отношения. Чтобы сохранить эти отношения и через них научиться строить отношения с другими людьми, важно потрудиться и предложить родителю форму совместной жизни, которая устроит обе стороны. Важно убрать родителя из позиции надзирателя, дать ему сигнал о том, от чего вам хорошо, а от чего — плохо.

Свои отношения во взрослой жизни мы часто строим по модели отношений с родителями: мы учимся интерпретировать, управлять и показывать эмоции именно в своей семье, и строим отношения с новыми людьми теми же средствами. Ломать отношения с родителями не продуктивно, надо стараться строить и растить их. Если не стараться развивать их, велика вероятность, что и кризисы семейной жизни — моменты перехода на новый этап в отношениях с близким человеком, которые также конфликтны и касаются вопросов управления и помощи, — будут брошены неразрешёнными или замолчаны.

Даже если происходящие изменения — физиология, это не значит, что надо ждать, пока всё закончится, и ничего не делать. Физиология будет всегда, и подростковый возраст дан, чтобы научиться с этим жить так, чтобы не потерять отношения с окружающими, выстраивать новые отношения, принимать себя и быть продуктивным.

Изображения: Chee Sim / Dribbble

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: